Прыжок через барьер: что станет с переводчиками в будущем

барьер

барьер

Представьте, что весь мир сможет общаться без посредников и учебников, а переводчик станет гаджетом, вживленным в тело человека. Какой тогда станет речь, и как изменится жизнь? Футуристы считают, что мир станет удобнее и безопаснее, а эксперты сомневаются, что технологиям можно настолько доверять. 

Мир изменился. Сегодня мы можем общаться с людьми в любой точке планеты, забыв о языковых барьерах. Мы уже привыкли использовать Google.Translate и Яндекс.Translate, чтобы читать тексты и веб-страницы на незнакомых языках. Теперь же понимать друг друга можно, не выходя из чата. Например, сотрудники «Яндекса» создали бота Yandex.Translator для популярного мессенджера Telegram. Если ваш собеседник говорит на незнакомом вам языке, добавьте бота в чат, и он будет переводить ваши реплики друг другу. В 2016 году Skype шагнул еще дальше — теперь синхронный переводчик переводит не только текст, но и речь в режиме онлайн.

Дэн Симонс, компьютерный лингвист из Университета Джорджтауна, считает, что мир меняется к лучшему. «В международных гуманитарных миссиях обычно участвуют солдаты-срочники, у которых нет ни времени, ни ресурсов, чтобы изучать язык той страны, куда их командировали, — отмечает Симонс. — Им будут полезны даже простейшие электронные переводчики, это не только повысит эффективность миссий, но и спасет тысячи жизней».

 

 

Футуристы полагали, что мы либо станем похожи на робота Си-Трипио, который знал 6 000 000 языков, либо изобретем точную копию Вавилонской рыбки, персонажа классической научно-фантастической комедии Дугласа Адамса «Автостопом по галактике». Ее можно было вставить в ухо, и тогда разговоры на любом языке звучали как на родном — рыбка их переводила. Потом появились программы машинного перевода, и будущее стало ближе.

 

 

Прототип «Вавилонской рыбки» уже существует. Гаджет называется Ili и может мгновенно перевести любую фразу на нужный язык. Вот, например, англичанин тестировал Ili в Японии: заводил разговор с местными девушками и пытался их поцеловать. Кто-то испугался, кто-то оскорбился, но эксперимент удался, а главное — языковой барьер удалось преодолеть, не зная ни слова по-японски.

 

 

Однако все, что мы создаем, пока настолько далеко от совершенства, что стало популярным интернет-мемом. Так Google. Translate хоть и знает уже 103 языка, но не всех опознает на веб-страницах. Например, еще месяц назад датский и шведский языки надо было опознавать вручную. Система сносно переводит только на английский язык, а на русский — гораздо хуже, а ошибок и нелепых выражений полно в каждом из вариантов.

Есть даже такая игра: внести в систему текст на английском языке, перевести его на самые популярные языки мира, а потом обратно на английский. Видеоблогер Мейлинда Катлин Риз (Malinda Kathleen Reese) сделала себе имя, исполняя песни, пропущенные через онлайн-переводчик. Ее кавер-версия хита Adele «Hello» сама стала хитом и отлично поднимает настроение.

 

 

А вот что получилось, когда песню Fresh Prince пропустили через все языки в Google Translate и обратно.

 

 

Конкурент сервиса Google —  Yandex.Translate может переводить тексты и веб-страницы на 60 языков мира, включая Синдарин – вымышленный язык эльфов, созданный Толкиеном. Андрей Стыскин, глава отдела ранжирования  «Яндекса», пояснил, что система сравнивает варианты предыдущих переводов и выдает статистически самую лучшую из возможных версий. Он полагает, что нейронные сети и проекты вроде word2vec помогут сделать машинный перевод более естественным, «человечным» и научат системы извлекать точный смысл из речи и текста, но это случится не скоро.

«Системы машинного перевода сегодня еще очень примитивны, — согласен Дэн Симонс. — Несмотря на все усилия самых умных людей планеты, лучшее, что мы можем сделать, похоже на Google.Translate: быстро, с кучей ошибок. Выглядит куда лучше, чем раньше, но все равно не сравнится с работой человека».

Развитие технологии машинного перевода ставит еще один серьезный вопрос: понимание смыслов и лингвистических норм. Например, для тех, кто говорит на английском, фраза, начатая со слов «Послушайте меня», будет звучать грубо, а для тех, кто говорит на русском, это вариант нормы. Такие проблемы есть даже внутри одной языковой культуры, не говоря уже о межъязыковой коммуникации. Учесть эти тонкости может только высокоразвитый искусственный интеллект, знающий культуру, понимающий тона и полутона, выражения, настроения, умеющий читать между строк.

Современные программы уже умеют управлять автомобилем, анализировать большие массивы данных, делать операции, воевать, но до Вавилонской рыбки им пока далеко. Small-talk – это максимум для поклонников научно-технического прогресса. Но даже современным гаджетам не стоит доверять, если речь пойдет о чем-то сложнее погоды.

Впрочем, футуристы не унывают — они уверены, что со временем мы будем понимать друг друга без учебников и посредников, а «вавилонская рыбка» станет имплантом в человеческом теле. Разумеется, это будут не первые вживленные приборы, лишь одни из многих. «Я думаю, что электронные импланты, которые будут лечить рак, позволят людям приспособиться к вживленным технологиям, — считает философ Золтан Истван. — Технологии окажутся внутри нас, это точно. Настоящий вопрос в том, когда культура свыкнется с этой мыслью и решит, что смешивать биологию и технологии нормально и желательно».

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *