Интервью с Александром Долиным

В «Частном корреспонденте» вышло интервью Елены Калашниковой с Александром Долиным, известным японистом:

— Вы, вероятно, самый продуктивный переводчик с японского не только в России…
— Да, это факт, во всяком случае, если говорить о поэтических книгах. Я общаюсь со многими японоведами по всему миру. Столько явно никто не переводит. Из переводов оригинальных, то есть не третичной обработки в перекомпонованных изданиях, на нынешнем российском рынке моих японских антологий и сборников, должно быть, процентов шестьдесят-семьдесят.

— В чём секрет вашей продуктивности? Вы переводите каждый день?
— Сейчас уже меньше. Я много преподаю. Когда я впервые попал в Японию, мне было 40 лет. До этого я, правда, ездил на несколько международных конференций. Меня до 1987 года не выпускали из СССР по ряду причин.

Одной из них была книга «Кэмпо — традиция воинских искусств». Я автор первых в СССР публикаций по боевым искусствам, много лет они были единственными. «Кэмпо» до сих пор остаётся культовой книгой, и общий тираж её от многих изданий перевалил за миллион.

[…]

Одна из странных особенностей японской культуры, которая сосуществует с почитанием традиций, — в ней не слишком считаются со стариной. После революции Мэйдзи, например, японцы решили отказаться от проклятого феодального прошлого и срыли 70 процентов исторических замков. Такая чисто большевистская акция, проведённая очень последовательно почти повсюду.

Во всех больших городах есть указатель «Замок». Так, в историческом городе Сэндай был красавец замок. Вначале едешь к нему на автобусе, потом идёшь пешком, поднимаешься на холм, а там — пустота, буквально камня на камне не оставлено. И надпись: «Здесь был замок».

Так же в Аките, где я работаю, и ещё в десятках городов — все замки срыли, в том числе огромнейшие замки, с системой фортификаций, возможно, самой изощрённой в мире.

В Токио снесли замок сёгуна, а то, что сейчас является императорским дворцом, — скромное здание, построенное в конце XIX века на месте полностью разрушенного замка.

Японцы и после войны продолжали сносить старые строения, и сейчас сносят, правда, уже с оглядкой. Почти в любом старом городе нет исторического центра и вообще нет старых архитектурных комплексов — только храм стоит где-то на отшибе. Храмы не разрушали, но зато что сделали с древней столицей Киото!..

Этот единственный японский город пощадила во время войны американская авиация именно потому, что там много храмов и дворцов, но японские застройщики его не пощадили — они его весь перестроили ещё в 1960-е годы.

Ничего ценного не сносили, но застроили всё пространство вокруг храмов и дворцов невысокими жуткими бетонными конструкциями. Осталась пара старых традиционных кварталов в районе Гион, а в целом город был жестоко изуродован. Так неоднозначно японцы относятся к своему классическому наследию. Видимо, насущные нужды важнее.

Похожие записи:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *