Влияние Стругацких на Кастанеду

В дневнике Владимира Андреева можно прочесть интересную запись о происхождении слова «сталкер» и влиянии Стругацких на перевод Карлоса Кастанеды:

«Десять лет назад Борис Натанович Стругацкий рассказал в одном из интервью, откуда они с братом взяли это слово:

«Сталкер» — одно из немногих придуманных АБС слов, сделавшееся общеупотребительным. Словечко «кибер» тоже привилось, но, главным образом, в среде фэнов, а вот «сталкер» пошел и вширь, и вглубь, правда, я полагаю, в первую очередь все-таки благодаря фильму Тарковского. Но ведь и Тарковский не зря же взял его на вооружение — видимо, словечко получилось у нас и в самом деле точное, звонкое и емкое. Происходит оно от английского to stalk, что означает, в частности, «подкрадываться», «идти крадучись». Между прочим, произносится это слово, как «стоок», и правильнее было бы говорить не «сталкер», а «стокер», но мы-то взяли его отнюдь не из словаря, а из романа Киплинга, в старом, еще дореволюционном, русском переводе называвшегося «Отчаянная компания» (или что-то вроде этого) — о развеселых английских школярах конца XIX — начала XX века и об их предводителе, хулиганистом и хитроумном юнце по прозвищу Сталки.

Очевидно, не в последнюю очередь этот термин «пошёл и вширь, и вглубь» благодаря Василию Павловичу Максимову, который, вскоре после выхода «Пикника на обочине», первым перевёл на русский язык Кастанеду. Тем не менее, у Кастанеды этим словом обозначается нечто иное, нежели у Стругацких. Вот одно из расхожих определений:

Сталкинг — духовная практика «преследования себя», описанная в книгах Карлоса Кастанеды и др.

Более подробно и интересно — у автора.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *