Методики изучения иностранных языков

На сайте Finam.fm появилось очень интересное интервью с Владимиром Лукьяновым, филологом, переводчиком, автором собственной методики изучения английского языка. Из интервью можно узнать о некоторых методиках изучения английского языка и о том, насколько они действенны.

Насколько я понял, суть методики Лукьянова в том, чтобы быстро (за 3 года) овладеть словарным запасом в 30-40 тысяч слов иностранного языка, читая интересную иностранную литературу.

Я решил процитировать особенно понравившиеся места из интервью.

Изучение языка по методу погружения:

ЛУКЬЯНОВ: Да. То есть, в принципе, поехать и пожить – это справедливо, но это не работает как панацея, это не алгоритм. С другой стороны, я, насколько смог, отследил судьбу одной немецкой девочки, женщины, которая в 1945-м  году была вывезена в советский плен, куда-то в холодные края. И она 10 лет, не зная русского языка, 10 лет без отпуска, без учебников просто работала. Она работала в сталинском лагере. Она была депортирована и работала по 12 часов прачкой. Обстоятельства вынуждали её, поскольку она в русскоязычной среде, учить язык. И она его усвоила. И потом, когда её отпустили, она приехала к себе в страну. Представляете, 45-й – 55-й, в 56-м её отпустили. Буквально года три назад было интервью с ней, и она после этого прекрасно говорила. Такой вот тоже вариант есть.

ЛИХАЧЁВА: То есть, подождите… Человек должен попасть в какие-то безвыходные ситуации, чтобы жизнь его заставляла учить?

ЛУКЬЯНОВ: Я не могу точно определить, должны ли это быть вынужденные обстоятельства. Я не думаю, что под дулом пистолета это очень хорошо изучается. У человека должны быть условия, в которых он может усваивать относительно большие объёмы информации. Когда мы язык изучаем, мы не только слова изучаем, у нас происходит изменение сознания.

ЛИХАЧЁВА: Мне кажется, мы изучаем структуры какие-то.

ЛУКЬЯНОВ: Ну, структуры. У нас происходит изменение сознания. Люди на всех континентах одинаковые. Может, за исключением цвета кожи, разреза глаз. А так мы все одинаковые. А мыслим мы не всегда одинаково. Так вот, часть того, что мы можем легко усвоить, — это составляет наше общее. Мы едим, пьём, работаем, гуляем – это всё общее. Но часть каждой жизни, она непонятна. И чтобы язык освоить, ту часть тоже надо понять. То есть нужно каким-то образом раздвоиться. Процесс, близкий к шизофрении.

ЛИХАЧЁВА: Вообще, знаете, я слышала от эмигрантов – другого толка эмигрантов, которые всё-таки смогли ассимилироваться, они как раз и говорили о том, что изучение языка и вот эта ассимиляция не шли до тех пор, пока человек старую шкуру с себя не содрал и не надел новую. Видимо, есть такая точка, за которую ты шагаешь, и потом и язык у тебя нормально в голову встаёт, как-то целиком…

ЛУКЬЯНОВ: Да, правильно. Вы хорошо сказали об этой точке, это совершенно правильно. Я только не знаю, о той ли мы с вами точке, но эта точка есть. Причём эту точку я определяю по количеству слов. Эта точка – где-то 10 – 15 тысяч слов. После этой точки человек уже понимает, что с этим он может жить и что всё будет нормально. Но вот до 10 – 15 тысяч слов надо каким-то образом дойти.

Описание прямого метода изучения иностранного языка:

ЛИХАЧЁВА: Хорошо, я поняла, ответ получила, возвращаемся. Англичане пытались ввести прямой метод, да?

ЛУКЬЯНОВ: Нет, они решили свою проблему, а по результатам они сделали вывод, что изучать надо по прямому методу. И этот прямой метод остался. Есть такая методика школы Берлица. Это был предприниматель, который этот метод коммерциализировал и использовал. Этот метод держится успешно уже сто лет на всех континентах. И в Германии сейчас, и в Австрии. И я этот метод исследовал. Не то, что делали англичане, а то, что делал Берлиц. Я разговаривал с достаточным количеством людей и пришёл к выводу, что да, метод работает, но во втором, в третьем поколении. Понимаете? И нужно повторить этот путь ребёнка. Что сделали англичане? На первом этапе, в первом поколении, у них, как я понимаю, не много чего получилось. Они научились сказать: принеси то, отнеси это. Достаточно для того, чтобы пообщаться. Я с одним болгарином беседовал. Болгарин живёт в Австрии, по-русски говорит, как мы с вами. Его родители (они все) получили гражданство австрийское, то есть живут в немецкоязычной среде. И они все пытались учить… Там везде только Berlitz school, пытались они все учить по этому методу. И он про мать свою говорил: она раз прошла этот курс, потом пошла второй раз. В общем, недостаточно для того, чтобы жить обычной жизнью, недостаточно, чтобы пойти на работу.

187 необходимых слов:

ЛУКЬЯНОВ: Вы знаете, мне не очень нравится слово «выучить». Язык можно освоить. Желательно, конечно, перед тем как мы начинаем изучать язык, определиться, что нам нужно, кем мы хотим стать. Хотим мы язык использовать только для поездки в отпуск, хотим мы язык использовать, чтобы успешно работать в какой-то области, или мы хотим язык нормально знать, чтобы не думать о том, что в следующее мгновение что-то возникнет такое, что заставит нас стушеваться. Я говорю, я утилитарный человек, я всё разделил по количеству слов. Чтобы нормально знать язык, я считаю, что 30 тысяч слов – это вполне доступно, чтобы чувствовать себя всегда уверенно. Чтобы чувствовать себя уверенно в профессиональном  языке – это 5 – 10 тысяч слов. А все остальные потребности значительно меньшим количеством. Я хочу рассказать вам об одном человеке. Это менеджер. Он ведёт отдел внешнеторговых операций, то есть он всегда сотрудничает с иностранцами. А так как он человек думающий и все люди у него в отделе были с техническим образованием, они задались тем же вопросом: сколько нужно знать слов? И посчитали. Вот я сейчас боюсь за цифру точную, но, по-моему, им нужно 187 слов, чтобы сказать, что они хотят. И они выучили эти 187 слов. И пришли к ним партнёры, они лихо с ними поговорили…

ЛИХАЧЁВА: Ага, выдали все 187 слов.

ЛУКЬЯНОВ: Да, но партнёры не знали, по всей видимости…

ЛИХАЧЁВА: Что 188-ого слова уже нет.

ЛУКЬЯНОВ: Да, ни в коем случае. И, после того как они сказали всё, что хотели, те открыли рот. И тут они сразу побежали за переводчиком. Почему? Оказывается, 180 — 190 слов для этой области, с одной стороны, достаточно, а с другой стороны, оказывается, совсем недостаточно – должен быть какой-то резерв прочности.

Как научится мыслить по-английски:

ЛИХАЧЁВА: Подождите, тогда вообще какой-то тупик получается. То есть нужно усвоить большое количество слов – выучить невозможно, нужно усвоить. Чтобы усвоить, нужно начать мыслить по-английски. Как я начну мыслить по-английски?

ЛУКЬЯНОВ: Надо окунаться в английскую неадаптированную литературу.

ЛИХАЧЁВА: Это возможно? Сколько мне нужно прочитать неадаптированных первоисточников?

ЛУКЬЯНОВ: Вы только сейчас предложили способ выехать за рубеж и начать там жить и функционировать. Там же вам никто не будет адаптировать ничего? Вам же никто, можно сказать, лингвистическую руку помощи не протянет. В лучшем случае, дадут несильный пинок, а то дадут и хороший пинок, чтобы лучше запоминала.

ЛИХАЧЁВА: А вообще, мыслить можно, не получая никаких пинков, можно научиться мыслить на языке?

ЛУКЬЯНОВ: Я изучал этот вопрос, специально опрашивал. На определённом уровне люди действительно начинают мыслить, причём мыслительный процесс происходит с проговариванием. Внутренний голос на иностранном языке возможен. Я беседовал с одним немцем, у него, кстати, тоже было две жены.

ЛИХАЧЁВА: А у вас было сколько жён?

ЛУКЬЯНОВ: У меня тоже две.

ЛИХАЧЁВА: Понятно, у вас какая-то секта двоеженцев. Всё ясно, вот мы вас и раскусили.

ЛУКЬЯНОВ: И вот я с ним беседовал на эту тему. Он бывший немец ГДР, руководил здесь одной организацией совместной, и он мне сказал так: когда я имею дело с русскими, я мыслю по-русски; когда я имею дело с немцами, я мыслю по-немецки.

ЛИХАЧЁВА: Тоже какая-то шизофрения, по-моему. Раздвоение сознания. Нет?
ЛУКЬЯНОВ: Разумеется, раздвоение сознания. Я же вам сразу сказал, что это на грани. Но это возможно. А вот вы обратите внимание на барабанщика. Он одной ногой бьёт по барабану – нажимает эту свою педаль; другой ногой ещё что-то делает, рукой одной… Одним словом, 4 действия выполняет, иногда ещё что-то в микрофончик говорит. Пять действий разными руками, ногами… Мы этого не можем делать, как правило, — обычные люди, нетренированные. В принципе, это возможно. Кстати сказать, когда-то в молодости я пытался карате заниматься. Карате перевернуло моё сознание. Простой пример. Кулак ударный в карате – это кентус. На кулаке ударное место – это кентус. Вот эти вот костяшечки. У обычного человека это довольно нежное место. В деревянную дверь постучать этими кентусами больно. И когда я туда пришёл, мне было больно. А мне сказали, что это ударное место, что я должен его тренировать. Мы его тренировали со слезами на глазах. И потом я понял, что это же действительно ударное место, им можно хорошо ударить по бетонной стенке – и не больно. Понимаете? То есть, для того чтобы освоить иностранный язык или что-то в каком-то объёме, нужно изменить свой подход, изменить своё сознание. То же самое справедливо для иностранного языка. Надо изменить свой подход, не думать, что 30 тысяч – это очень много. Это не много, работать надо нормально.

Язык — это мелодия:

ЛУКЬЯНОВ: Вы как к эндорфинам относитесь?

ЛИХАЧЁВА: К эндорфинам? Смотря в каком виде их получать.

ЛУКЬЯНОВ: Эндорфины у нас вырабатываются, мы сами можем их вырабатывать. Если мы их вырабатываем, мы получаем огромное, несравненное удовольствие.

ЛИХАЧЁВА: Говорят, их можно просто есть.

ЛУКЬЯНОВ: Может быть. Не ел, не пробовал. А когда работаешь творчески… Я беседовал с одним хорошим специалистом, переводчиком-синхронистом. Я не был никогда синхронистом, а он синхронист. И я спрашивал, как он изучал язык. Он тоже меня поразил несказанно. Я ему, как вам, рассказывал о количестве слов, он смотрел на меня, мало понимая, и говорил: я никогда об этом не думал. Оказывается, для него язык был – это мелодия, вот он слушал его и упивался, он наслаждался звучанием языка. Он не думал, что перед ним какой-то путь, его это не интересовало. Он получал в каждое мгновение от соприкосновения с языком удовольствие. Видите, люди по-разному подходят, и он достиг хороших результатов.

Кроме этого, на блоге Gigatran можно прочесть интересное размышление автора по поводу увеличивающегося количества европейских языков.

  1. Демид Тишин
    Сайт - http://www.allcorrect.ru/

    По-моему, товарищ не вполне ясно выражается и местами противоречит самому себе. Зато веселое интервью получилось!

  2. Демид Тишин
    Сайт - http://www.allcorrect.ru

    По-моему, товарищ не вполне ясно выражается и местами противоречит самому себе. Зато веселое интервью получилось!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *