Больше художественного перевода!

«Частный корреспондент» недавно взял интервью у переводчика с французского языка Александра Давыдова.

Общий настрой интервью схож со словом редактора недавнего выпуска ежеквартального приложения к журналу Коммерсантъ Weekend, его можно выразить фразой «больше переводов, хороших и разных!»

— Как вы расцениваете русский язык в смысле как язык для перевода?
— Я как-то прошел курс изучения русского как иностранного, что позволило мне взглянуть на свой собственный язык несколько со стороны. Я понял, что русский очень хорош для перевода — именно благодаря своей нерегулярности, текучести, пластичности.

Когда, опустим, переводишь французскую прозу, там все эти цепочки: подлежащее, сказуемое, дополнения и т.д., а по-русски как-то так извернешь фразу — и всё передано. Может быть, благодаря этой пластичности языка у нас сохранилась — чуть ли не в единственной стране! — традиция переводить стихи, точно передавая, кроме образов, ритм и рифмовку.

Конечно, английский, французский — великие языки, со своими достоинствами и средствами выражения, но русский, мне кажется, более удобен для перевода.

— говорит Александр в интервью «Частному корреспонденту».

Недавно вышел новый перевод эпической поэмы Шота Руставели «Носящий барсову шкуру» (более известна под названием «Витяь в тигровой шкуре»). Радио «Эхо Москвы» пригласило редактора перевода Наталью Соколовскую побеседовать о том, зачем нужен ещё один перевод.

Книга, которая стоит в школьных программах, но книга так до сих пор и не прочитанная, потому, что все любили, знали, но читали совершенно другую историю, чем она была на самом деле. Потому что текст Руставели – это совсем не та восточная сказка, которая нас так всех пленяла с детства, которую нам осознанно или неосознанно нам навязывали. Навязывали идеологически, навязывали из-за какой-то исторической конъюнктуры и навязывали, наверное, из конъюнктуры какой-то политической. Это не новый перевод.

Столько раз переводили и так и не перевели. Вот в чём проблема. Руставели не переведён. Русский читатель его не знает. Значит нужно как-то доносить этот текст.

У этой книги совершенно удивительная и великая судьба. Далеко не всякой книге дано сделать то, что сделала эта книга, потому, что в конце XVII, в начале XVIII этой книгой Вахтанг VI сплотил нацию. И этой книгой он дал какую-то… то, что мы сейчас ищем, не можем найти – национальную идею. Это сделала книга «Носящий барсову шкуру».

В приданное давали «Носящий барсову шкуру» и шахматы. Это обязательный атрибут. Дальше они могли ещё что-то добавить, но это был обязательный атрибут невесты. Она с этим приходила в дом.

— говорит Наталья.

Полный текст расшифровки беседы можно прочесть на сайте «Эха Москвы», там же можно скачать аудиозапись передачи.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *